Следуй за мной! ;)

Урал. Зима. Инопланетяне

Октябрь 9, 2008 Автор: nXn

Как же странно устроена наша жизнь. Жил себе в Тунисе мальчик. Звали его Реда. И вдруг такое - Урал, зима, инопланетяне...Невероятно. И жил в деревне другой парнишка - Колька. Был как все: гонял птиц рогаткой, висел на заборах...И вдруг - то же: Урал, зима, инопланетяне. И ещё два мальчика - худенький тихий Саша и толстый Лёвка оказались причастны к невероятным событиям.

Вот они вместе, эти бывшие мальчишки, на лыжах и с рюкзаками идут, утопая в снегу. Урал. Зима. Инопланетяне...

Как они нашли дорогу в Зону одному Богу известно. Но и я сама месяц назад через грязь и дождь пробиралась туда, поминутно заглядывая в измятый тетрадный листок, где от руки был начерчен план местности.

1989 год. Начало всех наших начал. Точка отсчёта нашего времени, наших судеб. Наша стартовая черта. До сих пор горжусь - была первой из тех, кто сумел добраться до Зоны из Санкт-Петербурга. Николай, Реда, Саша и Лёва - были вторыми. Их компания была странной: уж очень они были разными. Непонятно, что связало их вместе, не говоря уже о том, что никто из них никогда не увлекался походной жизнью. Кто с кем дружил и как давно - мне и до сих пор не понятно.

Ко мне они явились всей гурьбой, чтобы узнать дорогу в Зону. В то время кроме меня её никто не знал. Зона, которую уже окрестили М-ским Треугольником, лежала в излучине уральской реки Сылвы, вблизи деревушки Молёбки. Откуда и пошло название М-ского Треугольника. Было начало зимы. Суровые условия Урала требовали хорошего снаряжения, а его у будущих путешественников не было. Наконец, собрались. Уехали. Неделя в Зоне - и вот он результат.

"Свихнулись, - думала я, слушая их рассказы о поездке. - Если не врут, то и правда свихнуться недолго. Везёт же людям, однако..."

В то время факты занимали меня больше всего. Я не могла найти им объяснения и оставалось их только накапливать; а вдруг что-то прояснится. Покоя в душе не было.

После своей собственной поездки в Зону, расхлёбывая её невероятные последствия, я была особенно придирчива к рассказчикам. Цеплялась за каждое их слово, рискуя прослыть скучной занудой. Очень уж хотелось понять - что же это за место такое... почему там всё так, как нигде.

Я нетерпеливо слушала очевидцев, ловила их на ошибках, буквально делала из них дураков, а потом мучилась - я уже чувствовала, что в Зоне может быть всё и, даже то, что они мне рассказывали. Верила и не верила. Больно уж сильны были во мне позиции, привитые университетом - не могла я просто так сдать в утиль здравый смысл. Я боролась. Спасала себя.

Так размышляя , я направлялась с диктофоном в кармане к Саше. С него я решила начать свой "опрос". Однако, добиться от Саши чего-либо вразумительного не было никакой возможности. От массы впечатлений он захлёбывался собственными эмоциями, размахивал руками у меня под носом, бегал по комнате и нёс страшную чепуху. От возбуждения он путал последовательность событий, перескакивал с одного эпизода на другой, часто повторялся. Я то и дело останавливала его, буквально хватая за рукав: "Стоп! Остановись! Ещё раз: "Едете вы в поезде..." Дальше что?" И так до полного одурения. После трёх часов изнурительного диалога я совсем перестала соображать и уже искренне считала, что этот "клиент" мне не годится; кажется, его место в другом месте!... Для прояснения ситуации необходимо было опросить других свидетелей. На очереди были Николай и Лёва. Они сами вызвались прийти ко мне, чтобы поделиться впечатлениями.

В качестве пробного камня я сразу же "наябедничала" им на Сашку. "Это ещё что, - заметили они мне сразу, - ты бы его ТАМ видела! Мы думали - точно, свихнулся! Он оказался жутко впечатлительным, издёргался весь. Таким в Зону не следует ездить. Сейчас уж получше, успокоился ..." "Ну, рассказывайте," - прервала я их.

Мой почти официальный допрос очень скоро потерял свою официальность. Спокойная уверенность в себе моих собеседников, их глубокая и искренняя потрясённость всем увиденным совсем расслабили меня. Я никому не хотела признаваться, что Зона и меня коснулась своей Тайной. Я тоже видела кое-что, о чём сказать до сих пор никому не решалась.

Через час мы превратились в заговорщиков и почти шёпотом поверяли друг другу свои тайны. Всё вокруг дышало детской волшебной Неизвестностью. Моя бдительность спала крепким сном, хотя я по-прежнему хотела одного - понять всё то, что произошло с нами. Что продолжало происходить и сейчас...

Ушли они поздно, а я ещё долго сидела в кресле, закрыв глаза и, как наяву, видела нашу дорогу в лесу и тот поворот, где мои друзья увидели город. Вернее, это была странная улица. Не очень широкая, и не очень узкая, мощёная чем-то вроде брусчатки. И дома... деревянные, с высокими узкими окнами. Углы у тех домов были, почему-то, закруглёнными. И людей в этом городе не было видно. Секунда - и видение исчезло... Перед глазами снова был пихтовый лес и зимняя дорога...

И ещё раз видели этот странный город, но уже позже, уже другие...

Почти засыпая, я очень ярко увидела и другие сюжеты, о которых рассказали мне Лёва и Николай.

...Вот она - Поляна Чудес. Ушла под снег со всеми своими травами. Вижу палатку моих друзей, костёр, и их самих. Метёт позёмка и довольно холодно - ребята жмутся к огню. О чём-то говорят, а может и спорят. Вот Саша отошёл от костра и смотрит на темнеющий лес. Зовёт ребят... И вот оно чудо! Саша вытянул перед собой руку и я увидела на его ладони розовый светящийся шар. Ребята тянут руки к Саше и он передаёт этот перламутровый свет Лёвке, а Лёвка - Реде, а Реда - Николаю. И снова розовый шар на ладони у Саши. Порыв ветра взметает вверх снежный вихрь и гаснет чудесное чудо - розово-перламутровый свет.

А вот ещё... Что-то странное делает Саша... Он качает головой из стороны в сторону и рукой показывает на одинокую пихту. Ах, да, помню, мне рассказывали про это... Вот, вершина пихты качается в такт Сашиным движениям. Все смеются и делают тоже самое, что и он. И пихта послушно повторяет их движения, качая вершиной. Какие же они дети, эти мужики!... А я совсем засыпаю...

Утро несколько охладило мою разгорячённую голову. Я опять во всём засомневалась. Опять прикидывала в голове что к чему, сопоставляла "противоречивые" факты, сравнивала вчерашние рассказы со своими наблюдениями. Многое мне опять уже казалось нереальным. Нужен был разговор с Редой.

Реда жил неподалеку в общежитии медицинского института. Он учился уже на третьем курсе и неплохо знал русский язык. Парни передали ему моё приглашение, и он пришёл на следующий день.

Рослый, крупного телосложения, боясь раздавить мою старую мебель, он смущённо присел на краешек дивана. У меня мелькнула мысль: "Этот не соврёт". Реда отличался удивительным спокойствием и уравновешенностью. Он тщательно копался в своей памяти, извлекая из неё все мелочи. Добросовестно всё "докладывал", несмотря на то, что время от времени и его одолевали эмоции, в основном суеверного характера. Он полностью подтвердил рассказы своих приятелей и, благодаря своей наблюдательности и отличной памяти, добавил некоторые подробности. Оказалось, что Лёвка и Коля "утаили" от меня один невероятный, можно сказать, кульминационный эпизод. Специально? Скорее всего нет... Увлеклись, забыли... "А может быть это ОНИ не дали им рассказать эту историю?" - предположил Реда. "А кто его знает?! Может и ОНИ!"... - подумалось мне.

А дело было вот как.

К вечеру третьего дня, окончательно обустроившись в лагере, все решили совершить традиционную прогулку в одно из самых таинственных мест в Зоне - на Поляну Ужасов. Так её окрестили "потерпевшие". Надели лыжи. Пошли. По пути заглянули в лагерь рижан и те немедленно присоединились к компании. Теперь по хорошо накатанной лыжне вдоль реки к знаменитой поляне двигалась целая процессия. Между тем уже стемнело и мороз заметно усилился.

Дошли быстро. На поляне все разбрелись в разные стороны. Одни фотографировали, другие смотрели в бинокль на усыпанное звёздами небо, третьи, держа в озябших руках биолокационные рамки, пытались определить самое аномальное место на поляне. Всяк был при деле. И всем было хорошо. Шутили, смеялись: "Разве это не чудо - Поляна есть, а Ужасов - нет!..."

Тут-то и случилось то самое чудо, ради которого они примчались сюда, в Зону, за многие тысячи километров, чтобы убедиться в его существовании, чтобы стать его свидетелями.

В этом месте своего повествования суеверный Реда, прежде чем продолжить, попросил разрешения помолиться по своему и, совершив необходимый ему ритуал, продолжил рассказ.

Лёва, Николай, Саша и Реда стояли на краю поляны, ближе к берегу реки и смотрели, как рижане проводят свои экстрасенсорные эксперименты.

Вдруг вся поляна ярко осветилась пульсирующим оранжевым светом. И сразу же все увидели огромный светящийся шар, который возник вот так сразу, вдруг, из ничего, и теперь висел всего лишь в двадцати метрах позади ребят.

Мгновенно наблюдатели, экспериментаторы и просто зеваки собрались вместе, сбежавшись на лыжах со всей поляны. Замерев от немого восторга и сгорая от любопытства, смотрели они на это чудо. Рижане "в минуту опасности" мгновенно "забыли" русский язык и возбуждённо перебрасывались репликами на родном языке. Лёвка, Коля и Саша молчали. Реда тихонько читал молитву. Все ждали, что будет дальше. Через минуту пульсирующий свет плавно перешёл в ровное голубое сияние. Затем в нём появились фиолетовые прожилки-змейки и, наконец, от шара с новой силой начал изливаться почти солнечный свет. Когда глаза привыкли к его яркости, все заметили, что в обе стороны от шара развернулись два крыла-плоскости, из которых и струился призрачный свет. Сам шар стал едва различимым и чем-то напоминал остывший уголёк костра - по его тёмной поверхности пробегали красноватые блики. Подойти ближе никто не решился.

После первого эмоционального всплеска все притихли, замолчали. Ровно струился оранжевый свет, освещая сбившихся в кучу ребят. Они были один на один с Неизвестностью, но страха не было. Наоборот, их души были раскрыты навстречу Пришельцам. Всё лучшее, что было в их человеческой природе, ожило в сердцах - добро, любовь, радость - они готовы были всё отдать ТЕМ, КОГО ОНИ ЖДАЛИ. Ждали веками, тысячелетиями... Они были настоящими землянами. Они чувствовали себя именно так!

Но ничего не происходило. Висел над берегом Сылвы таинственный шар, изливая на поляну ровный оранжево-солнечный свет. Было тихо.

Наконец их мысли, умчавшиеся в космические дали, вернулись на Землю. Все начали наперебой выстраивать версии относительно пришельца. Кто он, да откуда, зачем пожаловал сюда, да зачем на Сылву?.. Вопросов было много. Задавать их они могли только друг другу, а ответов на них не было.

Реда изрядно замёрз. Ему, южанину, здесь на Урале было труднее других. Холод, да ещё лыжи на ногах - всё это так непривычно и трудно. Он стал ожидающе посматривать по сторонам - не собирается ли кто-нибудь покинуть поляну и вернуться в лагерь, к костру, к теплу и походному комфорту. И тут он заметил нечто такое, от чего ему стало и вовсе не по себе. На фоне тёмного ствола толстой пихты, в том углу поляны, куда не падал свет от шара, стоял, прислонясь к дереву огромный "человек". Сначала Реда заметил его боковым зрением и "человек" показался ему просто тенью. Однако, вглядевшись в темноту, Реда уже смог довольно хорошо рассмотреть незнакомца с расстояния в десяток метров, которые их разделяли. Одежда пришельца вполне соответствовала нашим земным представлениям, созданным трудами многих поколений фантастов - плотно облегающий комбинезон чётко очерчивал мощную фигуру и несколько длинноватые, по нашим понятиям, руки.

Но самым удивительным было другое. Неожиданно, в области лба у пришельца обрисовался...глаз. Две светящиеся толстые линии зеленоватого и сиреневого цветов очерчивали его форму. Линии меняли свою толщину и интенсивность свечения, а середина глаза издали казалась непроницаемо чёрной. Реда напряжённо замер, потом начал молиться, не спуская глаз с темнеющей фигуры энлонавта. Ему всё ещё казалось, что это галлюцинация. Боясь насмешек, он решил до поры до времени промолчать о своих наблюдениях.

Осторожно отойдя в сторону и не спуская глаз с пришельца, он следил за "человеком", почти стуча зубами не то от холода, не то от страха. Вдруг ему стало тепло и спокойно. Дрожь прекратилась сама собой, и теперь интерес полностью захватил всё его существо. И было чему удивляться. Необыкновенный глаз пришельца вдруг плавно переместился на его руку и застыл в области левого локтя, всё так же чуть-чуть меняя свою форму с помощью толщины светящихся линий. Через секунду он "провалился" до колен и виднелся теперь через переплетения сухих кустов малинника. На снегу сразу высветилось сиренево-зеленоватое пятно. Именно оно почему-то заставило Реду окончательно смириться с мыслью, что это не галлюцинация.

В это время оранжевое свечение, исходящее от шара, резко погасло. Никто не успел рассмотреть, как втянулись обратно в шар лопости-крылья. Шар исчез, но почти сразу его увидели вдали над заснеженным руслом реки Он едва-едва зеленовато светился. Повисев пару минут, шар резко пошёл вверх, разгораясь всё ярче и ярче. Наконец, он превратился в настоящую звезду, неотличимую от других звёзд.

Реда вместе со всеми смотрел на улетающий шар, а когда вспомнил о незнакомце, его, конечно, уже не было.

Стало очень грустно и одиноко. Растянувшись по лыжне, ребята молча возвращались к своим палаткам, медленно пробираясь через тёмный пихтовый лес. Каждый думал о чём-то своём, сокровенном... И никто из них не заметил ещё одного маленького чуда - вокруг ног каждого лыжника светилось призрачное кольцо, освещающее ему путь...

Урал. Зима. Инопланетяне...