Следуй за мной! ;)

Собака

Октябрь 9, 2008 Автор: nXn

Левишин явился из Зоны мрачный. Он сидел напротив меня в кресле и тонкими длинными пальцами нервно перебирал свои чётки. "Какой он теперь веры?" - думала я. Эти буддийские чётки и эти вечные еврейские праздники по субботам. Неизменный Христос на стене в его комнате и все те же, как и несколько лет назад, еврейские молитвы по утрам в углу на коврике с кипой на голове. Наши редкие встречи, не чаще раза в год, а то и в два, каждый раз ставили меня в тупик. И не только из-за космополитизма его верований. Больно уж странным был этот тип - Володька Левишин.

"Ну, что?!", - не выдержала я. "Вышибли пинками! - вполне традиционно ответил он - Представляешь! Как дурак туда притащился - и вышибли..." "Не видел, кто?" - спросила я. "Смешно сказать! Собака!" - ответил Левишин возбуждённо.

Удивительное это место - Зона; кого казнит, кого милует; одних привязывает к себе пожизненно, а других - то приласкивает, а то, вот так - "пинком"!

"И, ну?" - стала я подталкивать его к разговору, понимая, что он пришёл сюда не только, чтобы вернуть мне походный скарб, который как всегда брал у меня для поездки.

"Снег выпал в Зоне, - начал он. - Добрался почти без проблем. Проспал на полке до самого Кунгура - так меня сморили последние дни в Петербурге. Устал от этих хлопот денежных. Грязное это дело, ну его... Электричка-то от Кунгура нынче редко ходит, еле дождался. Пол дня убил впустую, зато на попутку сразу подсел.. В деревню почти в темноте приехали. Стоит Молёбка, как стояла. И речка Сылва у ног плещется. Меня что-то, аж, слеза пробрала, как реку нашу увидел. А тут мужик подвернулся - давай, говорит, перевезу. Я, как дурак, обрадовался, а он такую сумму за перевоз завернул, что я сразу в ледяную воду полез. Еле живой выскочил, зубами стучал, пока одевался, а как пошёл вдоль реки, так радость такая нахлынула; всё забыл, будто жизнь другая началась".

Он замолчал, погрузившись в воспоминания. Наверное и сейчас он шёл по осенним полям, слушая как чавкает под ногами мокрая земля, как разговаривает на перекатах Сылва, слышал, как высоко в небе кричат в сумерках последние журавли, как шумит пихтовый лес...

Я завидовала ему. Я завидовала всем и каждому, кто ехал в Зону. Завидовала и зимой, и летом, и весной, и осенью - всегда... Завидовала и ...ездила туда не по разу в год, мчалась на крыльях, будто звал меня кто-то, и всегда чувствовала, что никто и ничто не может остановить меня в этом бесконечном стремлении туда - в Зону. Сколько раз я шла её тропами - сто? больше?... Мне кажется, я жила там всегда. Я знала там каждую кочку, каждую пихту, каждый цветок на сияющих полянах её, каждый камушек под прозрачной холодной водой Сылвы. Да и Володька не первый раз мотался туда. Кажется, это была его четвёртая поездка.

"А дальше?" - нетерпеливо спросила я. "Дальше? - откликнулся Володя, - Дальше я прошёл глубокий лог и заблудился. Ты знаешь, там вечно такая история - испытание, что ли?... Долго искал тропу, рюкзак меня совсем сгубил, а тут ещё и снег повалил. Я совсем было скис. От радужных надежд ничего не осталось. Но, знаешь, красиво вокруг было, необычно как-то. Отвык я от этих странностей. Травы на лугах так и стоят - опять не косили нынче, дожди всё лето шли. Картина была - чудо. Снег валит чистый, крупный - и прямо на цветы, на ромашки там всякие, васильки последние. Я такого никогда не видел. Листья с берёз тоже почему-то до сих пор не осыпались. Лес золотым под снег уходил." Он замолчал, снова погрузившись в воспоминания. Потом продолжил: "К реке совсем в темноте вышел. Палатки три там стояли; в любое время года чудаки вроде нас в Зоне пасутся. Я к костру присел, новости узнал, да и дальше пошёл к своему месту - одному побыть хотелось. Палатку поставил. Костерок развёл. Сижу мечтаю, чай в котелке закипает. А снег идёт и идёт. Красотища такая.. Уж и тент над палаткой от снега провис. Встал я, поправил его и опять к костру. Сижу, да о жизни своей думаю.

Вдруг вижу - собака из темноты к костру вышла. Вся спина снегом завалена. Стоит, смотрит на меня, и хвост чуть-чуть из стороны в сторону ходит. Большая собака, беспородная. Я ей говорю: "В гости пришла, гостьей и будешь! Иди, не бойся!" А она в темноту отпрянула. Мяса или рыбу там мы не едим, сама знаешь, угощать вроде бы и нечем. Сухарь из рюкзака достал, сижу жду. Через пару минут опять к костру приблизилась. Я сухарь ей бросил. Не стала есть, опять в темноту отступила. А потом подошла к костру с другой стороны, потопталась на месте, как собаке положено, и улеглась клубком - спать вроде как устроилась, даже глаза прикрыла... Я молчу, чтобы не спугнуть её - чего мне, думаю, - пусть отдыхает. Уже третью кружку чаю допивал, как вдруг меня как дёрнул кто - что же это я раньше не заметил: лежит собака у огня почти, а снег на её спине не тает, она уже в снежный ком превратилась. И только я так подумал, как она вскочила. Постояла, встряхнулась и вроде как ко мне пошла. Я тихо сижу, смотрю, что будет..."

Володя вдруг сильно разволновался: "Ну, скажи ты мне, ведь я ей ничего плохого не говорил. Ведь так?! А она! Не могу спокойно говорить, когда вспоминаю про это!... Слушай, что дальше было.

Подошла она ко мне, посмотрела мне прямо в глаза. Я ей говорю: "Ты чего? - а она тут на меня прыгнула и - вот, смотри, за щеку укусила. Я даже заслониться не успел!"

Володька повернул голову на бок, и я, действительно, увидела запёкшуюся рваную рану. "Ну, и дальше?" - теперь уже я сгорала от любопытства.

"А, что дальше!... - заговорил Володя упавшим голосом. - Она отпрыгнула от меня и исчезла в темноте, прямо в снегопаде растаяла. Снег как-то почти сразу прекратился - минуты не прошло. Я всё ещё сидел, держась за щеку.

Обидно было - ты не представляешь! Такое чувство... за что она меня так? Может я в детстве собак обижал? Так, вроде бы, не было такого. Равнодушен я к ним как-то - это да, но чтоб обижать - да я и муху не обижу, комара - того прибить совестно... да ты знаешь!... В общем, даже досада какая-то появилась, может и рассердился на её неблагодарность.

Как пришёл в себя, решил следы её посмотреть. И что ты думаешь?! - Их не было! Их не было даже около меня. И не было той ямки, где она лежала. Ничего не было. Следы от моих сапог нашёл, а её следов не было. А ведь снег уже не шёл...

Кто это был?! Может и не собака, вовсе? Может биоробот какой?..." - задумчиво продолжал Володя, поглядывая под стол на мою собаку.

Успокоившись, он продолжил: "Ночью мне сон приснился про эту собаку. Когда костёр погас, мне что-то боязно стало. Залез в спальник с головой и "отчалил". Так вот, снится мне, будто я в городе уже. На остановке стою. Тут подходит парень, закурить просит. А какое курево у некурящего!... Оглянулся я по сторонам, смотрю - ещё мужик подошёл. С собакой на поводке. Пригляделся я - ну точно - ТА собака, из Зоны. Только чистая, выхоленная и ошейник по последней собачьей моде. Но всё равно ОНА, та самая. Я, как увидел её, так сразу всё вспомнил - и костёр, и снег, и палатку, и как она меня укусила ни за что. А как только всё это из памяти моей выплыло, услышал я в своей голове голос: "Ну, что, парень, урок-то ты получил, а вот экзамен не сдал - сердишься на меня, обижаешься. Хорошую-то собаку, добрую, да некусачую легко полюбить. А вот ты плохую полюби, обидчицу свою беспородную, злую да нелюдимую. Она-то, ведь, тоже душа живая..." Представляешь?! Я хотел было парня спросить, где он собаку эту взял, а тут собака на газон отошла, присесть ей понадобилось. Поводок у парня из рук выпал и так за нею по земле и волочился. Я испугался - вдруг убежит. Парню говорю: "Собачку-то потерять не боишься?" Он посмотрел на меня как на чёкнутого: "Ты что, - говорит - какая ещё собака?" "Твоя, наверное" - говорю ему... Обернулись мы с ним, а собаки и след простыл. Тут и парень на троллейбусе укатил, а я... Я в палатке своей проснулся, да так и не заснул до утра. Всё про собаку думал, да про экзамен этот, который не сдал...

Утром из палатки вылез - холодно вокруг, одиноко. Худо так на душе стало. Пошёл к ребятам, у которых давеча останавливался. Дай, думаю, про собаку спрошу, не видел ли кто. Да, уж какой там! Зоновская это была собака. Не настоящая! Только ко мне и приходила. У каждого тут свои "собаки" и у меня своя. Подумал так и успокоился. Ещё ночь прождал; никто больше ко мне не пришёл. Понял я, что урок уже получил и делать мне здесь больше нечего. Ну, рюкзачёк и собрал... Так-то, вот, Зона наша... вечно со своими заморочками" - закончил он уже с улыбкой.

Через неделю Левишин позвонил мне снова и сообщил, что не зря мучился - разгадал урок про собаку. "Сволочь я, - кричал он радостным голосом - сволочь ужасная! Приеду - расскажу." Вечером он был у меня. Бледное лицо его совсем вытянулось за эти дни, но чёрные глаза возбуждённо блестели. И, вот, что он мне поведал. "Понимаешь, перед поездкой в Зону я совершил довольно мерзкий поступок. В школе меня всё время задирал один парень - евреем дразнил и всё такое. Детдомовский он был, беспородный, значит. Дрались мы с ним почти каждый день, и я никогда не выходил победителем. Дома меня тоже драли за это, а его драть было некому. Это было, где-то, обидно! Школу кончили, разошлись, и слава Богу. А тут звонит мне приятель его! "Вот! - говорит - Васька в беду попал, выручать надо; если есть деньги, помоги." У меня кое-что было, но я, оказывается, обиду-то свою всё в себе носил. А как вспомнил - отказал ему. На днях опять его приятель звонит, опять совета просит, как Ваське деньгами помочь. Меня аж подбросило - Васька - вот кто собака та кусачая. Я ему все деньги и отдал, что были. Привет Ваське передал. А вчера узнал, что деньги-то ему на лекарства были нужны. Диабетик он и аллергик. Не всякое лекарство ему подходит. Мне, идиоту, и в голову не пришло спросить, зачем ему деньги могли понадобиться. Я к Ваське сразу прибежал в тот день и про собаку всё ему рассказал, и про Зону, и про чудеса... Может вместе в другой раз поедем!" 


Партнеры:

© АНОМАЛИЯ - Непознанное на Anomaly.su | Сайт об аномальных явлениях, тайнах древности и событиях сегодняшнего дня.