Следуй за мной! ;)

Земная эволюция мигрантов

Октябрь 10, 2008 Автор: nXn

Как выразился Ч.Дарвин, "Земля долго готовилась принять- человека", который появился на ней, вероятно, всего-то около трех миллионов лет назад. Несмотря на то, что антропология и археология не смогли до сих пор связать в единую эволюционную цепь остатки наших предков, общепринято представление о приуроченности разных человекообразных форм к определенным эпохам. Так, время австралопитеков отделено от нас 2-3 миллионами лет, "Человека умелого" ("Хомо хабилис") - 600 000 лет, неандертальца прогрессивного - 70 000 лет, кроманьонца - 35-40 тысячами лет. В первой части нашего варианта истории становления на Земле рода "Хомо сапиенс" ("Человека разумного") был представлен возможный сценарий колонизации планеты "рассадой", имеющей внеземное происхождение. Вторая часть его посвящена объяснению механизмов адаптации и эволюции этой "рассады" в условиях Земли.

Как известно, примерно пятьдесят тысяч поколений (а именно поколениями людей, а не годами-веками предлагал считать время В. И. Вернадский!) австралопитеков стабильно сохраняли свои антрогтологические признаки на протяжении полутора-двух (а может быть, и более) миллионов лет. Их совершенное зрение (дневное и ночное), прекрасное обоняние и всеядность (растения и мясо) обеспечивали выживание популяции и без привлечения абстрактно-логического аппарата мышления. Мы знаем, что ушедшие на север и юг Африки отдельные группы грациальных (мелких, полутораметрового роста) австралопитеков стали родоначальниками двух тупиковых ветвей, отличавшихся гигантским ростом, а оставшиеся вблизи места первичного поселения сохранили свои небольшие размеры.

С биологических позиций феномен гигантизма может быть объяснен самой сменой экологической ниши, что всегда сопровождается сменой пищевого рациона. (Подобное происходит и в практике промышленного животноводства, когда, например, кур или свиней переводят на питание микробным белком.) Изменение спектра традиционных пищевых белков действует на организм как мощный иммуногенный раздражитель. Это сопровождается стимуляцией белкового обмена и усилением роста, с одной стороны, но и истощением защитных резервов (при длительном воздействии чужеродного белка) - с другой, Говоря иначе, смена традиционного питания раньше или позже, но неизбежно ведет к вторичному иммунодефициту. (Любителям импортной продукции, особенно экзотических фруктов, фаршей, "ножек Буша" и т. п" есть над чем задуматься!)

Таким образом, колонии гигантских южных и северных австралопитеков, сменив всеядность на сугубо растительный и чужеродный по составу земной рацион, сами создали основание для своего будущего вырождения. Другим фактором стала "репродуктивная изоляция" - невозможность обновления генетического кода за счет скрещивания с другими "породами" своего вида. В изолятах возможным был только инцест - скрещивание с близкими родственниками. В принципе инцест безопасен для изолятов, исходно имеющих бездефектные генетические программы. Однако в этом случае популяция должна существовать в достаточно стабильных условиях среды со строгим сохранением традиционного белкового состава пищи. Таким образом, инцест на фоне измененного питания стал причиной вымирания гигантских форм.

По-видимому, условия жизни колонии грациальных-австралопитеков соответствовали требованиям стабильности, что и позволило им выживать, не подвергаясь анатомическим и физиологическим преобразованиям. Но из-за относительно невысокой плодовитости грациальные австралопитеки так и не сумели за полтора-два миллиона лет заполонить весь Африканский континент. Первым ограничителем рождаемости мог быть сам инцест, дающий потомство, не отличающееся высокой плодовитостью. Вторым - возможная приуроченность жизнедеятельности наших предков к ночному времени суток. Напомним, что большие глазницы австралопитеков наводят именно на эту мысль. Как известно, плодовитость ночных животных относительно невелика, что связано с тормозящим эффектом эпифиза (шишковидной железы) на половые железы. Именно свет снимает это торможение и активирует дневные поиски полового партнера.

Таким образом, процесс адаптации грациальных австралопитеков - первых колонистов Земли был растянут на многие сотни лет, что и стало фундаментом всей дальнейшей истории становления земной расы человечества.

Однако примерно шестьсот тысяч лет назад некоторые изменения в строении тела австралопитеков стали очевидными, что позволило современным археологам выделить их в самостоятельную форму - "Хомо хабилис" ("Человека умелого"), способного более совершенно пользоваться руками для обустройства собственного быта и обеспечения себя питанием. Двести тысяч лет назад был сделан еще один шаг, и природа приняла рождение еще одного варианта - прогрессивного неандертальца, в антропологическом отношении довольно гармоничного существа. Его обитание вышло за границы собственно Африки (еще одна смена экологической ниши, но уже без катастрофических последствий для вида), а на эндокранах (внутренней поверхности) черепов появились свидетельства существования речевой извилины мозга. С ее появления и начинается, вероятнее всего, разделение человечества на два типа: правополушарных (создателей) и левополушарных (разрушителей) - читайте "ЧиП", 10-12/92 ("На пути к зомби").

Эту форму "неандертальца прогрессивного" через 120 тысяч лет сменили "неандертальцы классические", с обликом которых у всех нас связано представление о наших грубо сляпанных природой предках. Наконец примерно сорок тысяч лет назад на арену жизни вышли те, от родства с которыми уже и не возникает желания открещиваться,- кроманьонцы.

Важно, что на каждом этапе этих преобразований в генофонде предковых форм все отчетливее проявлялось накопление новых расовых признаков. По-видимому, это было связано с их искусственным последовательным привнесением - в начале генов австралоидов, затем европеидов и позже - монголоидов. Современные народности и национальные группы - продукт, с одной стороны, далеко зашедшей метисации (брачные отношения между представителями разных рас), с другой - вторичной изоляции. Следует обратить внимание, что и при вторичной изоляции (от межэтнических брачных отношений) потомство приобретает определенный дефект, ухудшающий жизнеспособность популяции. Это связано как с уменьшением приспосабливаемости и плодовитости, так и с нарастанием зависимости от нестабильности условий окружающей среды. Такие изоляты выполняют в современном обществе роль "канареек в шахтах", которые первыми реагируют на экологическую ненормальность. (Демографические показатели - смертность, рождаемость, продолжительность жизни представителей малочисленных народов - лучшие индикаторы состояния общества и государства. И эти показатели ни в коем случае не должны суммироваться с данными, характеризующими демографию этносов, без ограничений вступающих в смешанные браки. Такое суммирование - верный путь к сокрытию истины.)

Почему вообще правомерно предполагать участие расовоопределенных генетических доноров в становлении рода "Хомо" на Земле? Да потому, что случайные и разнонаправленные генетические мутации не позволяют истории человечества уложиться в ее фактический временной отрезок. Такую возможность может предоставить только гетерозис - механизм, основанный на межпородном (межрасовом) скрещивании. И сегодня в практике сельскохозяйственной селекции этот прием позволяет улучшать породные качества потомства, в том числе и обеспечить ему повышенную плодовитость в нескольких ближайших поколениях. Именно повышенная плодовитость потомков от смешанных браков позволяла вытеснять с арены жизни предковые варианты, обладающие и лучшим зрением, и лучшим обонянием. Менее совершенные по этим признакам потомки, кроме повышенной плодовитости, имели и более высокие адаптивные возможности как носители химерной наследственной программы. Следовательно, нет никаких оснований притягивать к истории становления человечества механизмы мутации, которые всегда ведут либо к раку, если касаются ДНК клеток тела, либо к вырождению, если затрагивают генетические программы половых клеток.

Разумеется, включение механизма гетерозиса в схему эволюции человека ни в коей мере не исключает из нее механизмы последующего отбора и борьбы за существование.

Динамика становления и гибели (ухода) каждой из сменявших друг друга предковых форм человека в принципе тождественна динамике развития популяций любых видов, в том числе и микробных. Разница лишь во времени, поскольку весь цикл сокращен до двухтрех десятков часов. Важно, что, как и в случае с предками человека, на ранних этапах становления микробной популяции клетки также подвергаются своеобразному гетерозису, получившему в микробиологии название "трансформация". Суть последней - во внедрении в гены микроба небольших фрагментов ДНК, поступающих в питательную среду из погибших клеток микробов того же вида.

Одна из цепочек ДНК погибшей клетки встраивается в одну из двух цепей молодой микробной клетки. Это дестабилизирует относительно равновесное состояние двуцепочной ДНК и делает ее более доступной влиянию окружающей среды. Именно в этом состоянии максимально реализуется способность клеток к адаптации, а сама клетка и несколько поколений ее потомков получают стимул к размножению.

На кривой, иллюстрирующей динамику развития популяции в замкнутой среде, этот этап соответствует экспоненциальному отрезку, когда количество вновь образовавшихся клеток превышает количество погибших. Через несколько часов, когда неравновесность в системе спаренных цепей ДНК у потомков снижается, а среда накапливает шлаки, интенсивность размножения падает. Популяция выходит на ровное "плато", когда количества гибнущих и вновь образованных клеток выравниваются. На графике (рис. 1 и 2) эти изменения выглядят как подъем (экспонента), ровное расположение ("плато") и опускание кривой. Неизбежным завершением судьбы популяции микробов, накопившихся в этой среде, является гибель.

Однако если искусственно очищать питательную среду от продуктов обмена, то длительность "плато" может быть бесконечно долгой.

Таким образом, от экспериментатора зависит, погибнет популяция микробов, предоставленная самой себе, или выживет за счет помощи извне. Пересеянная человеком в пробирку с новой порцией питательной среды популяция повторит этот же цикл - "экспоненциальное наращивание численности - стабилизация количества микробов - гибель (или пересев)". Третий путь - ограниченное размножение при условии постоянной очистки среды от продуктов жизнедеятельности.

Динамика нарастания численности человека, разбитая на эпохи становления предковых форм, до деталей повторяет описанную кривую, причем каждый очередной выход на экспоненциальный отрезок просто требует участия гетерозисного механизма.

На рисунке 2 видно, как неуклонно сокращается длительность "плато" каждой новой предковой формы, а крутизна экспоненты возрастает по мере метисации населения - накопления генетического разнообразия.

Логика этих событий подсказывает, что "плато" у современного человечества едва ли будет вообще или будет кратковременным. А это и есть Апокалипсис - предсказанная возможность конца света. Ныне настал момент, когда от самих людей зависит - жить им дальше или уйти навсегда.

Нам было дано все: и зеленая цветущая планета с идеальными условиями для жизни - земной Рай, и Душа, способная полюбить и почувствовать этот мир, и Разум, могущий понять смысл древних мифов и преданий как отражение реальной истории человечества, и даже, как мы сейчас убедились в этих рассуждениях, память о своем сотворении.

Так можно ли не верить в Творца? Но тогда зачем Он прислал нас на эту землю?

А если для того, чтобы избрать для внеземной жизни (вспомним прозрения Святых Отцов православия: Н. Федорова, К. Циолковского, Д. Менделеева, В. Вернадского и др.) души только тех из нас, кто поймет его Божественный замысел: жизнь дана нам не для погони за материальными благами, а для духовного со-теорения себя по Его образу и подобию.